address2arrow-email-sendarrow-rightbtn-right-arrowbubbleclosecomment-arrow-answerenvelopeeyefriendshamburgerheartHeart copy 26heart-emptyhomehumanlikelk-bubblelk-eyeHeart copy 26lk-pencilloginnav-editnav-eyenav-newsnav-starnav-userloginnext-arrow-rightpagination-lastpagination-nextShape 19 copysearchstarstar-fulluserBriefcaseCard
2 Октября, 2018

Молекулярная диагностика-2018. День первый: секции

ВИЧ-инфекции, онкология и онкогенетика; острые респираторные, особо опасные, природно-очаговые и паразитарные инфекции; вирусные гепатиты; мультифакторные заболевания и фармакогенетика; сателлитные симпозиумы.
Отчет о пленарном заседании и пресс-брифинге
Отчет о секциях второго дня

Художник: Саша Кук

Художник: Саша Кук

Елена Клещенко, Алексей Торгашев, при участии Дмитрия Киреева

Новые направления молекулярной диагностики ВИЧ-инфекции

Заместитель по науке генерального директора Международного института вакцин при ООН Михаил Фаворов отметил, что эпидемия ВИЧ-инфекции в регионе ВЕЦА (страны Восточной Европы и Центральной Азии) демонстрирует неутешительную динамику, худшую в мире. При этом лабораторная диагностика ВИЧ-инфекции имеет важнейшее значение для противодействия эпидемии. Необходимо повысить эффективность выявления ВИЧ-инфицированных лиц, активнее внедрять в практическое здравоохранение быстрые тесты и другие научные достижения.

Мария Люльчук (Институт эпидемиологии и инфекционных болезней имени Л.В. Громашевского НАМН Украины, Киев) сообщила, что в Украине внедрена система мониторинга лекарственной устойчивости (ЛУ) ВИЧ: надзор за первичной и приобретенной ЛУ ВИЧ, сбор ранних индикаторов предупреждения. В 2006–2007 гг. распространенность первичной ЛУ ВИЧ составляла 1,6%, в 2009–2011 г. — менее 5%. К сожалению, в Украине отсутствует национальная база данных лекарственной устойчивости и лаборатория, аккредитованная ВОЗ по выполнению исследований ЛУ ВИЧ.

Тема доклада Марины Бобковой (НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи Минздрава РФ, Москва) — измерение объема резервуаров ВИЧ. Резервуары — типы клеток, где ВИЧ продолжает размножаться даже на фоне эффективной антиретровирусной терапии. Показано, что размер вирусного резервуара в организме больного имеет клиническую значимость. В настоящее время существует два типа способов измерения вирусных резервуаров у ВИЧ-инфицированных: молекулярные и культуральные. Оба типа несовершенны и пока не очень точны. Однако они непрерывно развиваются и, возможно, в недалеком будущем начнут использоваться в клинической практике.

Как сообщил Владимир Еремин (Республиканский научно-практический центр трансфузиологии и медицинских биотехнологий, Минск), в Беларуси на постоянной основе проводятся молекулярно-биологические исследования ВИЧ, циркулирующих среди граждан республики. Полученные данные показывают, что эпидемии в России и Беларуси во многом схожи. Однако существуют и особенности в виде завозных оригинальных вариантов вируса. В настоящее время эпидемия развивается в основном за счет новых случаев инфицирования, происходящих внутри страны.

Дмитрий Киреев (ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва): при расследовании вспышек ВИЧ-инфекции, предположительно связанных с оказанием медицинской помощи, может оказаться полезным филогенетический анализ. Он сокращает время расследования, сужает круг подозреваемых и позволяет получить дополнительные доказательства наличия эпидемиологической связи между донором и реципиентом. При этом он не должен противоречить выводам, сделанным в ходе традиционного эпидемиологического расследования.

Алина Кириченко (ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва) рассказала об исследовании лекарственной устойчивости ВИЧ у российских пациентов к ингибиторам интегразы. Этот класс препаратов активно внедряется в первые линии антиретровирусной терапии во всем мире, в том числе в России и Беларуси. Вместе с тем наши знания об уровне и структуре лекарственной устойчивости к препаратам данного класса ограничены. Сотрудники ЦНИИЭ провели работу по анализу первичной и приобретенной лекарственной устойчивости ВИЧ к ингибиторам интегразы в РФ. Уровень первичной ЛУ ВИЧ оказался низким, на уровне 1,5%. Также была обнаружена низкая перекрестная резистентность между препаратами ралтегравир и долутегравир, что позволяет надеться на эффективное использование последнего даже при обнаружении резистентности вируса к ралтегравиру.

Молекулярная диагностика в онкологии и онкогенетике

Онкологическое направление молекулярной диагностики в последние годы развивается быстрыми темпами и по объемам тестирования занимает второе место в мире после молдиагностики инфекционных заболеваний. Молекулярная диагностика изменяет подход к терапии онкологических больных в сторону персонализированной медицины.

Елена Субоч (Республиканский НПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова, Минск) рассказала о состоянии молекулярной диагностики наследственных опухолей в Республике Беларусь, Людмила Любченко (РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАН, Москва) — о практике использования высокопроизводительного секвенирования в онкологии.

С интересным докладом выступила Анна Портянко (Республиканский НПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова, Минск): «Молекулярные аспекты диагностики солидных опухолей и индивидуализации лекарственной терапии у онкологических пациентов». «Сейчас морфолог, который не имеет связей с генетической лабораторией, не имеет права ставить диагноз», — сказала она. Диагностика в онкологии все более становится молекулярно-генетической, так, например, последняя классификация глиобластом 2016 года — уже молекулярная.

«Морфологический диагноз опухоли ЦНС никому не нужен», — считает докладчица. Имеет смысл подразделение опухолей на молекулярные субклассы, и зачастую совершенно не имеет значения, какое гистологическое строение наблюдается у того или иного субкласса.

После классификации опухолей ЦНС подобная классификация появилась и для лимфом. Появились новые нозологические формы, которые морфолог вообще не может диагностировать. Как правило, это редкие опухоли, для которых нужно показывать конкретные генетические перестройки и, исходя из них, назначать терапию пациенту. «Все патологи должны стать версией 4.0», — сказала в заключение докладчица.

Член-корреспондент РАН Сергей Куцев (Медико-генетический научный центр РАН, Москва) рассказал о прогнозе ответа на терапию хронического миелоидного лейкоза (ХМЛ) ингибиторами тирозинкиназ на основе анализа делеций и дупликаций в генах цитохромов и глутатион-S-трансферазы.

Первый препарат таргетной терпии — иматиниб — был разработан для лечения ХМЛ, но практически сразу были выявлены резистентные к иматинибу опухоли. Такая резистентность связана с дополнительными хромосомными аномалиями. Коллектив автора искал причины первичной резистентности к ингибиторам тирозинкиназ методом экзомного секвенирования.

Марат Гордиев (Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ Татарстана, Казань) говорил о региональных особенностях применения генетических тестов. В частности, он остановился на наследственных формах рака молочной железы (РМЖ).

«Мы выявляли распространенные мутации методом ПЦР и сделали вывод, что в нашем регионе эта методика неприемлема», — сообщил докладчик. Есть около 3000 мутаций, формирующих РМЖ, а ПЦР может посмотреть лишь 10–20 из них. Таким образом, КПД той панели, которая применяется в России, очень низкий.

«В нашем регионе нужно выявлять частоты мутаций. Мы выбрали платформу MiSec», — сказал Гордиев.

Ольга Дрибноходова (ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва) рассказала о качественном и количественном анализе полиморфных локусов генома с помощью технологии пиросеквенирования.

Доклад на тему «Молекулярно-генетическая диагностика Ph-негативных хронических миелопролиферативных заболеваний» сделал Аркадий Силин (Республиканский НПЦ радиационной медицины и экологии человека, Гомель).

С середины нулевых годов были выявлены многие маркеры ХМПЗ. Наиболее значимые мутации расположены в трех генах: JAK2, CALR, MPL. Чтобы применить знание в клинике, нужно использовать экономически доступные методы. «У нас появилась идея совместить три теста в один, чтобы проводить их в одной пробирке. Была разработана мультиплексная панель», — сказал Силин.

Также докладчик говорил о корректировке терапии, молекулярном профилировании и выявлении чувствительности к иммунотерапии по известным мутациям, в том числе вторичным.

Дмитрий Шапочка (CSD Health Care, Киев) рассказал об опыте применения молекулярно-генетических методов для оценки риска развития и персонификации терапии онкологических заболеваний. В Украине более 6,5 тыс. человек в год обращаются с наследственными формами рака молочной железы. «Скрининг, которого в Украине нет, мог бы существенно помочь в выявлении пациентов на ранних стадиях», — заявил докладчик.

Молекулярные методы в диагностике и эпидемиологии острых респираторных инфекций

Елена Самойлович (Республиканский НПЦ эпидемиологии и микробиологии, Минск) рассказала о молекулярно-эпидемиологическом мониторинге вакциноуправляемых инфекций в Республике Беларусь и отметила важность молекулярной диагностики, позволяющей отличать истинные случаи от сходных по клинической картине. Кстати о вакциноуправляемых инфекциях — Европейская региональная комиссия по верификации элиминации кори и краснухи отнесла Беларусь к странам, где обе эти инфекции элиминированы.

Тема доклада Светланы Яцышиной (ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, Москва) — алгоритмы диагностики инфекций дыхательных путей и их осложнений в зависимости от возраста пациента, эпидемиологического анамнеза и клинического диагноза, разработанные в ЦНИИЭ.

Валентина Колодкина (Республиканский НПЦ эпидемиологии и микробиологии, Минск) рассказала о результатах геномного анализа индигенных токсигенных и нетоксигенных (не вызывающих дифтерию) клонов Corynebacterium diphtheriae, собранных в Беларуси с 1996 по 2015 гг., во время вспышки заболевания и после нее, о генетических особенностях патогенных и непатогенных штаммов.

Доклад Марии Елькиной (ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва) был посвящен молекулярно-генетическим методам в диагностике и эпидемиологическом надзоре за коклюшем и дифтерией. Преимущество тестов на основе ПЦР по сравнению с традиционными бактериологическими методами прежде всего в быстроте получения результатов, что предотвращает развитие тяжелых форм заболеваний. Они высокоэффективны, однако в случае коклюша на поздних стадиях заболевания их рекомендуется комбинировать с обнаружением специфических антител в крови.

Наталья Шмелёва (Республиканский НПЦ эпидемиологии и микробиологии, Минск) рассказала о диагностике внебольничных пневмоний молекулярно-генетическими методами в Беларуси. Пневмонию способны вызывать более 100 возбудителей, их спектр различается в зависимости от возраста пациента и преморбидного фона. Немаловажную роль в развитии болезни играют вирусные инфекции, которые могут и сами вызывать пневмонию, и способствовать проникновению бактерий в легочную ткань. В последние десятилетия все большее значение приобретают «атипичные» респираторные патогены, такие как Mycoplasma pneumoniae и Chlamydophila pneumoniae.

Андрей Васин (ФГБУ НИИ гриппа им. А.А. Смородинцева МЗ РФ, Санкт-Петербург) представил диагностическую систему ТОРИ-ТЕСТ на основе белковых микрочипов. Мы задали ему несколько вопросов.

Какие заболевания позволяет выявлять ТОРИ-ТЕСТ?

Острые респираторные инфекции: грипп, РС-инфекция, парагрипп, бактериальные в том числе. У нас предусмотрена пока только одна бактериальная инфекция, но, поскольку это экспериментальная тест-система, есть возможность расширения. И затем, это выявление клеточных маркеров, которые позволяли бы делать прогноз и оценивать тяжесть заболевания: возможны ли серьезные осложнения или более вероятно протекание в мягкой умеренной форме, когда достаточно просто соблюдать постельный режим, а госпитализация не требуется.

С какой точностью это можно предсказать?

Здесь пока вопрос открыт, исследовательская работа еще идет. Мы выбрали маркеры по литературным данным, по нашему заделу, в этом году начнем апробацию на образцах пациентов с диагнозом ОРЗ, и после того, как проведем апробацию, уже сможем сказать, насколько применима эта наша идея и какими будут наши дальнейшие шаги.

До клинических испытаний еще далеко?

Эта работа финансируется в рамках проекта Министерства высшего образования и науки, у нас работа на три года, сейчас завершается второй год, и к концу следующего года мы уже должны будем представить экспериментальный образец и поймем, насколько широка перспектива применения в клинике. Ключевая задача — не только сделать саму тест-систему, но и оценить возможность давать прогноз с ее помощью. Такой подход — определение возбудителя и анализ клеточных маркеров — нельзя назвать совсем уж новым для мировой науки, но именно вот так, в комплексе, в одной тест-системе — наверное, тут есть элемент инновационности.

Ваши впечатления о секции по острым респираторным заболеваниям?

Секция была небольшая, всего шесть докладов, но, в общем, доклады соответствуют стандарту в хорошем смысле слова. Дана была широкая перспектива по разным инфекциям, что делается в России, в Беларуси, какие используются подходы к анализу этих инфекций. Что важно для практического здравоохранения — были приведены данные по различным инфекциям, по особенностям их выявления с помощью существующих тест-систем,

О тестах «у постели больного» кто-нибудь говорил?

Конечно, это тема важная, все о ней говорят, но, к сожалению, идеальной тест-системы point of care, которая позволила бы у постели больного быстро и, главное, точно поставить диагноз, дать прогноз — ее, к сожалению, пока нет не только в России, но и в мире. Много усилий направлено на то, чтобы такие тесты сделать, публикуются научные статьи об этом, есть какие-то прототипы, но пригодных для широкого применения в клинике тест-систем пока практически не существует.

А мне рассказывала знакомая, которая живет в США, что она пошла к врачу, ей дали поплевать в пробирку и сказали: у тебя грипп...

Такие тест-системы есть — быстрые иммунохроматографические тесты, так называемые полоски. Но, как и упоминалось в одном из докладов, их специфичность, а главное, чувствительность не дотягивают до тестов с помощью ПЦР. У них достаточно много ограничений. Идеальная тест-система имеет чувствительность такую же, как ПЦР, и при этом позволяет все делать быстро и просто. Такого идеального сочетания, в общем-то, пока еще нет.

Есть что-то такое, чего вам не хватало на секции, о чем вам хотелось бы услышать больше?

На мой взгляд, возможно, было бы интереснее, если бы было больше докладов о перспективных разработках в области тест-систем, чтобы понять, что делается в этом направлении в России и в Белоруссии

Современные подходы к молекулярной диагностике и эпидемиологический надзор за особо опасными, природно-очаговыми и паразитарными инфекциями

Сергей Балахонов (Иркутский противочумный НИИ Сибири и Дальнего Востока, Иркутск) рассказал о Сайлюгемском природном очаге чумы на границе с Монголией. Многие годы в нем преобладал чумной микроб, не представляющий опасности для людей, однако в 2012 году был выделен высоковирулентный штамм, способный инфицировать человека. Поскольку местные жители, несмотря на запреты, употребляют в пищу грызунов, риски заболеваний велики, нельзя исключать возможность антропонозного распространения болезни и вывоза возбудителя за пределы района. В совершенствовании эпиднадзора за Сайлюгемским очагом чумы важную роль играют методы молекулярной диагностики, в частности, при обследовании животных. Результаты обследования с использованием ПЦР, серологического и бактериологического методов подтвердили высокую инфицированность распространенных видов млекопитающих, в первую очередь сурков.

Член-корреспондент НАМН Украины Виктория Задорожная (Институт эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л.В. Громашевского НАМН Украины, Киев) рассказала о роли молекулярных методов исследования в эпидемиологическом надзоре.

Тема доклада Аллы Рязановой (Ставропольский научно-исследовательский противочумный институт Роспотребнадзора) — филогенетический анализ возбудителей особо опасных бактериальных инфекций. В последние годы при генотипировании изолятов возбудителей этих инфекций все чаще используют методы анализа полной геномной последовательности (WGS). Это позволяет решать как практические задачи (определение источника инфекции и путей распространения), так и фундаментальные. В Ставропольском противочумном институте методами биоинформационного анализа исследуются геномные последовательности таких опасных микроорганизмов, как Brucella melitensis, возбудители сибирской язвы, чумы, холеры.

Людмила Аксенова (Ставропольский научно-исследовательский противочумный институт Роспотребнадзора) рассказала о новом алгоритме молекулярно-генетического анализа возбудителя сибирской язвы. Во время вспышки этого заболевания в Ямало-Ненецком автономном округе 2016 года пало свыше 2600 северных оленей, заболело 36 человек с одним летальным исходом. Основной причиной эпизоотии был отказ от вакцинации северных оленей на протяжении девяти лет. Современные методы, помимо ПЦР-диагностики сибирской язвы у пациентов и крупного рогатого скота, подразумевают полногеномное секвенирование, анализ структурных и регуляторных генов факторов патогенности, проведение сравнительного филогенетического анализа.

Доклад Екатерины Найденовой (Российский научно-исследовательский противочумный институт «Микроб» Роспотребнадзора, Саратов) был посвящен российско-гвинейскому сотрудничеству по организации лабораторной диагностики лихорадки Эбола. Во время вспышки 2014 года лихорадкой Эбола заболели более 28 тысяч человек, 11 тысяч погибли; в том числе были инфицированы 870 медработников, из них умерло 499. В августе 2014 года правительство Гвинеи обратилась за помощью к Российской Федерации, и 19 августа вышел приказ о выдвижении в Гвинею мобильного комплекса специализированной противоэпидемической бригады (МК СПЭБ) с третьим уровнем защиты, который разместился в госпитале Донка (Конакри). Ее задачами, помимо исследования биоматериалов, были консультирование и защита россиян, консультирование местных и международных специалистов и подготовка местного персонала по биобезопасности. В январе 2015 года МК СПЭБ передислоцировался в госпиталь Российско-Гвинейского научно-исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии в городе Киндиа, построенный компанией «Русал» и Роспотребнадзором.

За время ликвидации вспышки (2014–2016) в Гвинейской республике работали вахтовым методом более 40 сотрудников Роспотребнадзора, было проведено более 15000 исследований, получена новая информация о сохранении вируса в биологических жидкостях. Так, в грудном молоке он содержится долгое время после того, как перестает определяться в крови, что может привести к заражению ребенка. Разработаны и зарегистрированы четыре тест-системы для детекции РНК вируса Эболы, подготовлено более 400 гвинейских специалистов. При этом не произошло ни одного заражения сотрудников и ни одного завоза инфекции в Россию. Сейчас исследовательский центр продолжает работу с опасными возбудителями, изучение природно-очаговых инфекций, социально значимых инфекционных болезней, занимается образовательной деятельностью. Сотрудничество продолжится в 2018–2020 гг.: центр станет референс-лабораторией для регионов Западной Африки по особо опасным инфекциям.

Елена Фомина (Республиканский НПЦ эпидемиологии и микробиологии, Минск) рассмотрела некоторые аспекты молекулярно-биологической диагностики природно-очаговых и особо опасных инфекций в Беларуси. В перечень особо опасных инфекций, вспышки которых ожидаются в 2018 году, ВОЗ включила геморрагические лихорадки денге, Ласса, лихорадку Западного Нила и другие. На территорию Беларуси их могут занести трудовые мигранты, туристы, а также перелетные птицы. Докладчица отметила, что работа с патогенными биологическими агентами 3–4 групп риска требует особых условий труда (боксы биозащиты 3 класса) и подготовки персонала. Она рассказала о сложностях, с которыми пришлось столкнуться разработчикам методов серологической и молекулярной диагностики. Например, при аневризме аорты в организме человека появляется белок, который дает перекрестную реакцию с белком вируса Эболы. Среди успехов РНПЦЭМ была отмечена тест-система для выявления на территории Беларуси возбудителей зоонозной геморрагической лихорадки с почечным синдромом — хантавирусов.

С двумя докладами выступила Людмила Карань (ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва). Первый из них был посвящен новым достижениям в молекулярной диагностике иксодовых клещевых инфекций — энцефалита, иксодовых боррелиозов (в Европейской части России они лидируют с большим отрывом среди всех заболеваний, переносимых клещами), клещевых риккетсиозов, крымской геморрагической лихорадки. Сегодня не для всех клещевых инфекций существуют зарегистрированные тест-системы. Есть много наборов на боррелиоз в переносчике, обычно используют ПЦР. Набор «АмплиСенс» может выявлять четырех возбудителей одновременно. Однако в регионах с низкой платежеспособностью населения до сих пор используется микроскопический метод. Диагностика заболевания осуществляется методами ИФА и ИХА, однако такие наборы часто дают дискордантные результаты. Кроме того, обнаружение антител не является диагностическим критерием боррелиоза, они могут персистировать годами у клинически здоровых людей, — для диагноза нужна динамика антител.

Докладчица рассказала о специфике выявления боррелиоза, вызванного B. miyamotoi (невысокая чувствительность ПЦР-методов из-за быстрого ухода ДНК из крови, поэтому разрабатываются иммуночипы), риккетсиозов (ДНК можно выявлять не только в крови, но и в биоптате первичного аффекта и даже в смыве с первичного аффекта), энцефалита (определяется сероконверсия специфических антител в парных сыворотках крови, метод ПЦР применяют для расшифровки летальных исходов; зарегистрированные тест-системы ориентированы в основном на переносчиков).

Постоянный очаг клещевого энцефалита недавно выявлен на территории Москвы. Было исследовано 149 клещей, в 5 обнаружили вирус; он был найден также в рыжих полевках. Есть случаи тяжелого заболевания людей. Полный геном вируса отсеквенирован, сходства с известными линиями не выявлено; докладчица выразила надежду, что найти сходные линии может помочь сотрудничество с белорусскими коллегами.

Во втором докладе Людмила Карань рассказала о методах лабораторной диагностики комариных арбовирусных инфекций на примере лихорадки Западного Нила, лихорадок денге, Зика, чикунгуньи. Она привела данные, полученные в инфекционном стационаре Москвы ИКБ-1: больше всего завозится денге (179 случаев с 2012 по 2016 гг.), затем идут малярия, лептоспироз, риккетсиозы, лихорадка Зика, японский энцефалит. Задача сотрудников ЦНИИЭ — расшифровать заболевания, кроме того, это возможность испытать разработанные в институте наборы. Для всех заболеваний стараются исследовать минимум три аналита: кровь, мочу и слюну, иногда также сперму, биоматериал от плода или ликвор. Выяснилось, например, что для лихорадки Зика лучший аналит не кровь, а моча, вирус также может содержаться в сперме. Динамика выявления вируса лихорадки Западного Нила зависит от дня болезни. Часто наблюдаются парные случаи лихорадки денге у половых партнеров, однако половой путь передачи пока не подтвержден. При позднем обращении предпочтительнее исследовать мочу. Для анализа на желтую лихорадку лучше брать все биологические жидкости.

Анатолий Красько (Республиканский НПЦ эпидемиологии и микробиологии, Минск) продолжил тему молекулярной диагностики клещевых инфекций. В Беларуси их системное изучение ведется с 2012–2013 гг., поскольку 40% территории страны покрыты лесами, это направление исследований весьма важно. В РНПЦЭМ поступило 50 тысяч обращений по поводу присасывания клещей со всей территории страны, 25–30% случаев — дети. Среди выявленных инфекций — риккетсия, боррелия, эрлихия, анаплазма, энцефалит. Инфицированы опасными для человека микроорганизмами были 80% клещей, собранных в 2017 году. Как и в РФ, первое место занимает боррелиоз. Энцефалита сравнительно немного, и заболеваемость, в отличие от боррелиоза, не растет. В РНПЦЭМ разработана тест-система для выявления клещевых инфекций «Белар-КИ-ПЦР/РВ». Встречаемость B. miyamotoi — от 1,4 до 6,9%, более высокие значения наблюдаются на границе с Польшей. Докладчик заметил, что клиницисты зачастую начинают лечить от энцефалита или боррелиоза и только потом обращаются к специалистам по молекулярной диагностике.

О клещевых инфекциях в Эстонии и других странах Прибалтики рассказала Юлия Геллер (National Institute for Health Development, Таллин). Она подчеркнула, что исследование природных очагов в Прибалтике практически не финансируется, источники финансирования исследователи ищут сами, поэтому их возможности ограничены. Между тем клещевые инфекции представляют серьезную проблему. Так, например, встречаемость боррелиоза Лайма — более 100 на 100 тысяч населения. Частные лаборатории делают анализы только на боррелию, врачи при жалобе на укус клеща могут посоветовать пациенту ждать симптомов и даже не всегда назначают антибиотики. Доступна только платная вакцина от энцефалита. Сбор клещей и анализ методом ПЦР показывает, что до 5% из них инфицированы клещевым энцефалитом, 1–50% — различными видами боррелии, 1–5% — B. miyamotoi, 2–10% — риккетсией. По словам докладчицы, им пока не удалось исследовать всю территорию Эстонии, но есть подозрение, что патогены есть везде.

Доклад Григория Чистенко (Белорусский государственный медицинский университет, Минск) был посвящен области исследований, которой достается непропорционально мало внимания, — эпидемиологии паразитарных болезней. Заболеваемость инфекционными болезнями в развитых странах снижается, отметил он, и за счет этого становится более заметной доля паразитарных заболеваний. Докладчик рассказал о специфике паразитарных заболеваний: к ним нет иммунитета — восприимчива вся популяция; важнейший (и неустранимый) фактор передачи — почва; температура поднимается незначительно, поэтому заражение не вызывает тревоги у врачей. Практически нет данных о взаимодействии паразитов при микс-инвазиях, между тем они широко распространены. Современное сельское хозяйство — благоприятная среда для глистных инвазий: подобные скопления крупных животных одного вида практически не встречались в дикой природе. Докладчик отметил, что использование ПЦР в диагностике паразитарных болезней пока ограничено. Молекулярными методами в основном диагностируются заболевания, вызываемые простейшими: малярии, лейшманиозы, бабезиозы, трипаносомозы; они применяются также при диарее неясной этиологии.

Молекулярная диагностика вирусных гепатитов

Проблема вирусных гепатитов очень актуальна. В 2016 году принята глобальная стратегия по борьбе с вирусными гепатитами, и все страны разрабатывают национальные стратегии.

На секции рассматривались новые вопросы старого вируса — гепатита В, который был открыт первым в 1963 году и, казалось бы, способов борьбы с ним должно быть больше, чем с теми вирусами, которые открыты позже. Однако, скажем, с вирусом гепатита С проблема в большой степени решена, чего нельзя сказать о гепатите В.

С точки зрения диагностики проблема состоит в поиске новых маркеров, о которых раньше не знали или не умели их выявлять. Например, кольцевая ковалентно замкнутая ДНК (cccDNA) — это тот элемент, из-за которого гепатит В может стать хроническим. Эта ДНК — архив вируса, который хранится в ядре гепатоцита и не поддается действию препаратов.

Вопросы выявления cccDNA обсуждались в докладах Владимира Чуланова (ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва) «Новые возможности и нерешенные вопросы диагностики вирусных гепатитов» и Эркина Мусабаева (НИИ вирусологии МЗ Республики Узбекистан, Ташкент) «Клиническое значение определения cccDNA при хронической HBV-инфекции».

На секции обсуждались вопросы молекулярной эпидемиологии всех вирусных гепатитов, включая гепатит А: доклады Елены Гасич (Республиканский научно-практический центр эпидемиологии и микробиологии, Минск) «Молекулярно-эпидемиологический анализ генетических вариантов вирусов гепатитов В и С, циркулирующих на территории Республики Беларусь в 2004-2018 гг.», Ольги Калининой (НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера, Санкт-Петербург) «Рекомбинантные формы вируса гепатита С: распространенность, проблемы диагностики, клиническое значение», Оксаны Савицкой (Латвийский центр инфектологии Рижской Восточной клинической университетской больницы) «Результаты молекулярного типирования гепатита А в Латвии 2008-2018».

Савицкая рассказывала о вспышке гепатита А среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, в 2017–18 годах, которая охватила практически все европейские страны. Ольга Калинина, открывшая рекомбинантную форму гепатита С, — об особенностях его выявления.

Говорили о проблеме скрытой инфекции вируса гепатита В, — когда не выявляются классические маркеры, но выявляется ДНК вируса.

В докладе Инги Карандашовой (ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва), зачитанном Владимиром Чулановым, обсуждались вопросы лекарственной устойчивости вируса гепатита С, ее биологические основы и современные возможности диагностики. Для гепатита В эта проблема давно изучена, а для С данные стали появляться позже, потому что прямые противовирусные препараты появились не так давно. «Мы сейчас находимся в эре активного изучения проблемы резистентности вируса гепатита С, — сказал один из сопредседателей секции Владимир Чуланов. — В частности, говорили о системе, разработанной в ЦНИИЭ, способной выявлять практически все известные на сегодня мутации, связанные с резистентностью».

Валерия Шагинян (Институт эпидемиологии и инфекционных болезней имени Л.В. Громашевского НАМН Украины, Киев) рассказала о роли молекулярной диагностики в профилактике и лечении HBV-инфекции.

Актуальные вопросы генетики мультифакторных заболеваний и фармакогенетики

Ирма Моссэ (Институт генетики и цитологии НАНБ, Минск) сделала доклад на тему «Генетические аспекты заболеваний тромбогенного характера».

В крупных городах ежегодно регистрируется 300 случаев инфаркта миокарда на 100 тыс. населения. «В настоящее время есть протоколы Минздрава, по которым разным пациентам назначается одинаковое лечение, но это неправильно. Нужна персонализированная медицина, при которой необходимо учитывать генетические особенности конкретного человека», — считает докладчица.

Оценку риска развития заболевания институт делает по 21 гену: факторов свертывания крови, ангиогенеза, артериального давления, метаболизма фолиевой кислоты. Каждый из этих генов не является решающим, но каждый вносит свой вклад: чем больше факторов риска в генотипе, тем выше риск. У мужчин больший вклад, чем у женщин, вносят средовые факторы.

Помимо оценки риска важнейшая роль отводится диагностике эффективности терапии. Так, антикоагулянты варфарин и клопидогрел должны применяться после генотипирования. Эффективность и безопасность терапии варфарином проверяется по 5 генам, а у клопидогрела существует так называемый «ген летальности», определяющий высокий риск кровотечений.

Моссэ также рассказала о том, что беременность является тем состоянием, при котором проявляется склонность к тромбофилии, определяемая по 14 генам. У 90% женщин с выкидышами факторов риска больше двух. После терапии 86,6% таких пациенток успешно рожали.

Член-корреспондент РАН Дмитрий Сычев (РМАНПО МЗ РФ, Москва) рассказал об использовании плазменных микроРНК как новых биомаркеров для персонализации антиагрегантной терапии.

Регина Насырова (Научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева, Санкт-Петербург) сделала сообщение об исследовании фармакогенетических маркеров антипсихотик-индуцированного набора веса.

В психиатрии многие препараты принимаются длительно или пожизненно. Поэтому фармакогенетика там особенно важна. У нас в стране методы фармакогенетики в этой области внедряются медленно. «Мешает низкая информированность врачей-психиатров, но мы проводим школы, семинары, и меняем ситуацию» — сказала докладчица.

Сейчас согласно рекомендациям должны применяться антипсихотики второго ряда. Но это вызывает побочные эффекты, в том числе и набор веса. Автор рассказала о многоцентровом исследовании, в котором пациенты получают только антипсихотики. Были исследованы маркеры, указанные в литературе как индукторы набора веса, и из большой панели было выделено два маркера.

Доклад Марии Литвиновой (Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, Москва) назывался «Молекулярно-генетические причины хронического панкреатита». Докладчица рассказала об использовании таргетной панели из 6 генов для изучения генетики панкреатита в России. Это массовое параллельное секвенирование, NGS панель. На сегодня просеквенировано 83 человека в возрасте до 40 лет (предполагается, что именно в этой группе больше всего панкреатитов, связанных с генетическими причинами). «У 66% пациентов мы выяснили генетическую причину заболевания с помощью этой панели», — сообщила Литвинова. Были выявлены спектры мутаций в генах CFTR (мутации в котором также приводят к муковисцидозу), CTRC, CPA1, PRSS1. Мутации разделили на патогенные, вероятно патогенные и невыясненного значения.

Ольга Фаворова (Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии МЗ РФ; РНИМУ им. Н.И. Пирогова, Москва) сделала сообщение «Инфаркт миокарда как мультифакторное заболевание: от исследования генетических полиморфизмов до профилирования микроРНК».

Нина Даниленко (Институт генетики и цитологии НАНБ, Минск) рассказала о молекулярно-генетических методах в диагностике и терапии инфаркта мозга, то есть инсульта.

«Что может и чего не может генетика при попытке помочь медицине в этой болезни?» — поставила вопрос докладчица. В предикции инсульта надежды довольно слабые, поскольку научная оценка вклада генетических факторов в развитие болезни — лишь около 30%. Однако есть моногенные инсульты, их немного, примерно 5%, но их очень важно выявить, потому что в этих случаях нужно совершенно иное лечение, нежели обычно. Врачи плохо об этом знают, значит, необходимо просвещение.

В остальных случаях генетическое тестирование пока не может помочь прогнозу. «Когда появился GWAS, были надежды на богатый улов, а он оказался скудным. Лишь для трех генов и одного локуса показана связь с ишемическим инсультом», — сказала Даниленко.

А вот фармакогенетика имеет большое значение. Например, определение дозировки варфарина надежно определяется по маркерам. «У нас был пациент, которому можно было снизить начальную дозу варфарина в шесть раз», — рассказала докладчица.

Константин Миронов (ЦНИИЭ Роспотребнадзора, Москва) рассказал о разработке наборов для фармакогенетического тестирования и определения генетической предрасположенности к мультифакторным заболеваниям в Центральном НИИ эпидемиологии.

САТЕЛЛИТНЫЕ СИМПОЗИУМЫ

ИнтерЛабСервис

Современные решения для автоматизации лабораторных потоков на платформе Hamilton и КДЛ-МАКС

Сергей Асеев, менеджер Hamilton Life Science Robotics по территориям России и СНГ, представил в своем докладе решения для молекулярной диагностики, предлагаемые компанией, в первую очередь, по роботизации лаборатории. Докладчик подчеркнул, что продукцию Hamilton покупают не ради высокой скорости работы — хороший лаборант работает не медленнее, а ради надежности, которая не снижается даже при большом количестве образцов. Он рассказал о платформах, предлагаемых компанией, особо отметил как самую популярную MIcrolab STAR. Многофункциональная механическая рука осуществляет дозировку, переносит образцы; весь процесс прослеживается благодаря штрихкодам на пробирках и штативах. Компания предлагает стандартные решения для типовых задач (пробоподготовка и т.п.) и кастомизируемые для задач нетиповых, включая такие экзотические, как определение допинга в моче беговых верблюдов. Возможны также партнерские решения. В страны Восточной Европы и СНГ автоматизация проникает с трудом из-за дороговизны «закрытых» систем, поэтому для российского рынка сделали машину, которая работает с наборами реагентов «АмплиСенс».

Об автоматизации пробоподготовки генетических, ветеринарных и NGS исследований на базе технологических решений Hamilton рассказал Дмитрий Кузнецов, специалист по продвижению группы развития продукции для молекулярной диагностики компании «ИнтерЛабСервис» (Москва)

Егор Колонтаевский, старший специалист по поддержке автоматизированных систем «ИнтерЛабСервиса», перечислил преимущества системы автоматизации ПЦР-исследований КДЛ-МАКС. Это программное обеспечение для интеграции всех этапов исследования: регистрации и сортировки образцов, экстракции нуклеиновых кислот, приготовления ПЦР-смеси, собственно ПЦР и обработки результатов. Предусмотрены штрихкодирование пробирок и планшетов вместо ручной маркировки, что не позволяет перепутать образцы, а также программная генерация заданий для приборов и персонала. Существенно, что ручные и автоматические этапы работы могут комбинироваться в зависимости от возможностей клиента. Программа обращается к базам данных, где содержатся сведения о реактивах, методах и приборах, которыми располагает лаборатория, с учетом этих сведений создает задание таким образом, чтобы минимизировать расходы. Каждое рабочее место оборудовано электронным гидом, который дает работнику подсказки: например, если объем образца мал для количества анализов, предложит аликвотировать образец.

Альгимед

Новые подходы к диагностике онкологических заболеваний на основе анализа микроРНК

Анастасия Малек (НМИЦ онкологии имени Н.Н. Петрова, ООО «Онко-система», Санкт-Петербург). Анализ микроРНК в составе экзосом, секретируемых клетками простаты, — метод скрининга и ранняя диагностика рака предстательной железы

Роман Самсонов (НМИЦ онкологии имени Н.Н. Петрова, ООО «Онко-система», Санкт-Петербург). Анализ микроРНК в цитологических препаратах — метод предоперационной дифференциальной диагностики узловых образований щитовидной железы

Андрей Вернер (ООО «Био-Рад Лаборатории», Москва). Цифровая капельная ПЦР - качественный прорыв в онкогенетике и диагностике онкологических заболеваний

409
0
Лидеры мнений
Лидеры отрасли
  • FUTURE
    13
САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ ТЕМЫ ФОРУМА
Поиск материалов по тегам