address2arrow-email-sendarrow-rightbtn-right-arrowbubbleclosecomment-arrow-answerenvelopeeyefriendshamburgerheartHeart copy 26heart-emptyhomehumanlikelk-bubblelk-eyeHeart copy 26lk-pencilloginnav-editnav-eyenav-newsnav-starnav-userloginnext-arrow-rightpagination-lastpagination-nextShape 19 copysearchstarstar-fulluserBriefcaseCard

Спецпроекты

Анастасия Костюшева, лаборатория вирусных гепатитов ОМДиЭ: «Меня все интересует, что касается вирусов».

Текст создан в рамках проекта «Будущее»: редакция PCR.ru задает одни и те же вопросы молодому поколению ученых. Предлагается смоделировать ситуацию «если бы я был начальником». Выбор начальственного поста остается за интервьюируемым. Ответы нам представляются весьма содержательными, а главный вывод — позитивным: будущее у нашей науки достойное.

Если бы я была начальником… С финансированием, конечно, решила бы вопросы. Не очень хорошо устроена система финансирования, сложно добиться, чтобы были деньги на исследования. Вы знаете, сколько стоят даже какие-то минимальные вещи для лаборатории. Наверное, это самое главное, потому что все остальное вроде бы есть. Но мне больше нравится работать в науке, я не задумывалась о каких-то руководящих постах.

В первую очередь надо давать на проекты. Есть много талантливых ученых, которые хотят что-то исследовать с нуля. А это почти невозможно. Для того, чтобы дали деньги, нужно заручиться поддержкой более известных ученых, академиков. А если ты молодой ученый, сложно что-то получить, особенно на фундаментальную науку. Там совсем все плохо. Никто не будет давать деньги на какие-то вещи, которые интересуют несколько человек в мире.

Сейчас мы разрабатываем лекарства против вируса гепатита В. По сути, от меня в том числе зависит, насколько быстро и успешно мы это сделаем. У нас сейчас гранты, мы должны предоставлять каждый год отчет, и если мы сделаем все хорошо, эффективно, то нам продолжат финансирование.

С образованием у нас, мне кажется, все хорошо. По крайней мере, на моей кафедре дают практически все знания, которые мне сейчас нужны. Уже не очень многие уезжают после выпуска. У нас на кафедре вирусологии биофака МГУ было 12 человек, сейчас осталось 8, два человека уехали, нашли магистерские позиции.

Моя ближайшая цель — вот это лекарство против гепатита В, которым мы сейчас занимаемся. Это довольно долго, сложно. Сначала нужно его разработать, потом придумать форму доставки, потом эксперименты на животных. Можно сказать, что аналогов именно такому лекарству в мире нет. Мы работаем с системой CRISPR-Cas, которая делает двухцепочечные разрывы, ее не так давно стали активно использовать, поэтому везде еще только доклинические испытания, клинических пока никто не проводит. Но в ближайшее время, я думаю, начнутся. Это очень интересно.

Что это будет долго — меня не пугает. Мне в принципе интересна вирусология, очень интересны вирусы, я не просто так пошла именно на эту кафедру. И что проект когда-нибудь закончится, тоже не пугает. Закончится этот – будет новый. Есть еще вирусы, с которыми нужно бороться, гепатит дельта, например.

Меня все интересует, что касается вирусов. Мы больше занимаемся прикладными вещами, конечно, но и фундаментальные работы у нас тоже есть.

В ближайшие десять-двадцать лет, я думаю, вирусология будет активно развиваться, потому что раньше ее немного недооценивали. Все стремились заниматься микробиологией, на вирусы меньше обращали внимания. В принципе, и сейчас так продолжается. А вирусов много, гораздо больше, чем бактерий, есть еще вирусы растений. Но открыто их совсем не так много, потому что относительно мало людей этим занимаются. На самом деле эволюция вирусов много может дать науке, это совершенно особенный класс, непохожий на остальные.

CRISPR-Cas — это прорыв, который уже произошел. Сейчас главное — адаптировать эту систему, чтобы она работала максимально эффективно. Сначала говорили, что все невероятно хорошо, что мы немедленно вылечим все вирусные заболевания и вообще все болезни на свете. Но, конечно, не так быстро все получилось, тут нужно работать и работать. Не так эффективно все это действует, всегда есть какие-то «но», с которыми нужно бороться, какие-то препятствия.

Идеальный научный мир – когда ученый приходит в лабораторию, делает заказ, и все, что ему нужно, приходит на следующий день, он тут же ставит эксперимент. И у него неограниченное количество ресурсов. Это на самом деле большая проблема, очень долго идут реагенты. Полгода приходится ждать, чтобы начать эксперимент.

Что не дает покоя – нужно делать публикации каждый год. У нас маленькая группа, мало времени, а нужно как-то стараться, бежать, пытаться успеть...

335
0
САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ ТЕМЫ ФОРУМА
Поиск материалов по тегам