address2arrow-email-sendarrow-rightbtn-right-arrowbubbleclosecomment-arrow-answerenvelopeeyefriendshamburgerheartHeart copy 26heart-emptyhomehumanlikelk-bubblelk-eyeHeart copy 26lk-pencilloginnav-editnav-eyenav-newsnav-starnav-userloginnext-arrow-rightpagination-lastpagination-nextShape 19 copysearchstarstar-fulluserBriefcaseCard

Спецпроекты

Евгений Альтшулер, кафедра биохимии биофака МГУ: «В российской науке мне нравится неконкурентность».

Текст создан в рамках проекта «Будущее»: редакция PCR.ru задает одни и те же вопросы молодому поколению ученых. Предлагается смоделировать ситуацию «если бы я был начальником». Выбор начальственного поста остается за интервьюируемым. Ответы нам представляются весьма содержательными, а главный вывод — позитивным: будущее у нашей науки достойное.

Не хочу быть ни президентом, ни директором. Мне административные посты не по душе. Я бы предпочел свалить организаторскую работу на кого-нибудь другого и изучать что-нибудь, что мне нравится. Но я бы хотел, чтобы меньше было бумажной волокиты, можно было заказывать реактивы, и они приходили бы через пару дней, чтобы уходило меньше времени на всякие отчеты. У нас в лаборатории немного не такая система, как везде, но в других местах, как правило, очень много сотрудников, а то и специально нанятые люди занимаются оформлением заявок на гранты, написанием отчетов по этим грантам. Выбирают реактивы по тендерам, пытаясь сделать так, чтобы прошел реактив от нужной фирмы, а не какой-нибудь его аналог, который потом придется выкинуть.

Я не замахиваюсь на общемировые задачи, но в моей конкретной лаборатории автоматизирую разные процессы, и таким образом у нас жизнь становится лучше, меньше усилий приходится тратить на рутинные процедуры.

В российской науке мне нравится неконкурентность. С одной стороны, конкуренция — двигатель прогресса, соревнуясь с кем-то, делаешь больше, больше и больше. Но это создает нездоровую атмосферу. Человек думает не о том, чтобы открыть что-то новое, удовлетворить свое и всеобщее любопытство, а о том, чтобы у него было побольше публикаций, которые являются мерилом успеха. Судя по рассказам, в Америке и Европе даже сотрудники одной лаборатории соревнуются друг с другом, плюют в пробирку. И не то чтобы тебя хвалят, не предлагают вместе что-то сделать, чтобы было лучше, а говорят: давай-давай, иначе выгонят. В нашей лаборатории и вообще в России, мне кажется, больше пряника, чем кнута, и больше сотрудничества, чем соперничества.

У меня нет каких-то фиксированных целей, которые можно заранее вписать в план. Я ставлю себе цель, чтобы мне было постоянно интересно работать, удовлетворять свое любопытство.

Про науку через 50 лет — сложный вопрос. С одной стороны, мы лучше умеем лечить болезни. С другой стороны, негативным следствием может быть то, что выживают не вполне здоровые люди, и генофонд портится. Но эти негативные следствия медицина сможет компенсировать, основываясь на генетических тестах. Кроме того, высокие технологии позволят меньше тратить ресурсы планеты: меньше рубить бразильские леса, больше использовать атомную или ветряную энергию и так далее.

В области молекулярки сейчас произошел прорыв. Это как ядерный взрыв: сначала он случается, а потом идет волна. Вот основная волна еще пока не докатилась, это дело ближайших десятилетий. Мне кажется, одно из самых главных событий — CRISPR-Cas. То, что научились направленно модифицировать геном — прорыв и в исследованиях, и в терапии, во всем. Сейчас, как я понимаю, эту методику оттачивают, чтобы она стала более точной, и стараются понять, что можно исправить и что еще изучить.

177
0
САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ ТЕМЫ ФОРУМА
Поиск материалов по тегам